Elena Ananyeva/Елена Ананьева. Обзор произведений лауреатов о реалиях истории. Гудят деревья, тронуты войной — гудят и до сих пор, как раны

«Мой милый, лишь бы не было войны!»

Послесловие к празднованию 9 мая — Дня Победы, праздника со слезами на глазах!

Не забудем!

13103452_987298424688723_2471450351440052100_nUnbenannt берлpano_20160130_191329 ДЕРЕВО

Одно из событий: получила новую антологию «Когда говорит история: реалии прошлого и настоящего», которую мне привезли домой, свеженькую, из Беларуси, из Гродно. В ней моя статья, напечатанная, как раньше, на бумаге, как тогда, когда работала в газете. И этот еще сохранившейся мимолетный запах краски, больше идущий из памяти, ощущение бумаги, шершавой и желтоватой, маленькие пупырышки клея на обратной стороне, картинка с изображением карты независимой белой страны — маленькой Руси, — все это создало трепетное ощущение наполненности жизни, непреходящей связи времен и современных систем мира. А еще награда –  диплом, подтвердивший участие… Считаю, что мы участвовали коллективом, с группой авторов, которых представляю сейчас.

«ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ. ПАМЯТЬ ПОКОЛЕНИЯМ»

С таким заголовком была опубликована статья о роли общественных организаций в формировании исторического сознания и сохранения памяти о прошлом в Международном сборнике статей 6-й научно-практической конференции в Республике Беларусь, в котором участвовала вторично. Причем, для рассмотрения выбрала произведения лауреатов конкурсного проекта имени де Ришелье разных лет.

 «СПАСИ И СОХРАНИ». Если пролистать годы по номинациям проекта, его темам за 20 лет совершеннолетия в одноименном культурологическом проекте, нужно отметить, поднято множество патриотических тем, исследуемых время войны, преступлений против прав человека, гуманизма, — это сотни авторов, для которых тема сохранения исторического   прошлого   и   формирования   духовно-нравственных ценностей стала главной темой творчества. Наш проект в рамках Международной ассоциации деятелей литературы и искусства Глория, базируясь на многих интернет платформах, (в Фейсбуке только шесть групп и сайтов, где тысячи посетителей, читателей, комментаторов), представляет произведения авторов разных стран. В последние годы — их около тридцати. Довольно обширная и разношерстная аудитория. Процесс коммуникации хотелось бы усовершенствовать и активизировать совместно, как и всё должно происходить в социальных сетях. Эта статья охватывает срез интересов нескольких номинаций конференции, особенно в проекции, связанной с интернетом.

Как начинается проект конкурса у нас?! В данном случае мы совершенно справедливо именуемся общественной организацией. Наше общество – это просторы интернета. Вначале объявлены и заявлены участники конкурсного соревнования интеллектуалов, талантливых вокалистов, живописцев, активизировано жюри, представительства восьми регионов в мире, консультантов и советников. Почти на протяжении года идет творческий и одновременно исследовательский процесс.  Изучение произведений, оценка их, выявление рейтинга победителей, отслеживание и публикации впоследствии, проведение реальных фестивалей, где проходят открытые финалы конкурса, награждения, выступления, круглые столы, презентации. Проект не открыто соревновательный, на первом этапе действует жюри, а виртуальный, популяризаторский, просветительный. В режиме открытых финалов в мире проходит награждение, чествование победителей, обмен мнениями, выступления. Есть также интернет сайт и Е-журналы «Паруса Глории» и «Академия ЛИК» деятелей литературы искусства, коммуникаций —  Weltpress, где опубликовано много произведений лауреатов проекта. Есть соответствующие рубрики.

… Моё эссе о церемонии вручения Международной премии мира / Friedenpries Deutsche Buchhandeln/ писателю, профессору университета Лос Анжелеса Саулю Фриландеру, пережившему концлагерь, актуальнее со временем, побуждает к размышлениям, чтобы не забывали, что происходило в жесточайших, нечеловеческих условиях уничтожения живых людей, неповинных в бредовой идее фюрера —   военного преступника Гитлера. Но сейчас нужно напоминать чаще и эмоциональнее, так как фашизм повсеместно поднимает голову, его фигура становится для иных группировок и радикалов привлекательной, а книга «Майн кампф» — популярной и провоцирующей на повторения. «Ничто не забыто!» «Ничто не должно быть забыто!» Эти лозунги были популярнее в нашу послевоенную юность. Сейчас слышим их всё реже. Забылось или специально умалчивается и разжигается национальная вражда?

Есть, правда, иные лозунги. А в Германии повсеместно находим свидетельства борьбы антифашистов, возложение цветов, венков с лентами-надписями: «Памяти жертвам фашизма!»

Установление памятных табличек, вмонтированных в тротуары у домов, из которых экстрадировали неповинные жертвы. Происходит постоянная перекличка во времени и пространстве. Это также одна из форм переклички – обмен мнениями, статьями, постами, обзорами в интернете, что особенно важно в наше время обострения противостояния между странами, терроризма и засилья агрессивных исламистов, угрожающих миру не только Европы.

«Третий рейх и евреи». Об этом писала десять лет назад: «Не каждый день можно встретиться с лауреатом международной премии мира, ежегодно вручаемой в Германии организацией «Börsenverein des Deutschen Buchhandels», писателем и историком из Израиля Саулем Фридландером, автором книги «Третий рейх и евреи», на церемонию вручения которой я была приглашена. Из пепла сожженных людей писатель Саул Фридландер создал нерукотворный, огромный фолиант, их жалобы и предсмертные крики удостоверил. Их память и имена нам подарил, назад вернул им, массово убитым, право на существование», – это звучит предостережением. Книга «Третий рейх и евреи» на основе истории его семьи и многих других доказывает: Холокост – Преступление ХХ века. Об этом нельзя молчать, забывать, а тем более сомневаться в том, что он был. Смертоносную сущность фашизма писатель убедительно показал, открыв неизвестные, документальные факты. Антифашистская сага получила высокую награду и признание читателей. Историк Саул Фридландер заслуженно считается исследователем Холокоста. Писатель и исследователь заставляет содрогнуться и представить себе еще раз, что и как это было. Кому выгодно ставить под сомнение столь чудовищные факты нашей европейской истории? Родители и родственники Саула погибли в концентрационном лагере смерти. Ему чудом удалось избежать их участи. На документальной основе, как подчеркивает писатель, «из пепла и крика» написана человеческая трагедия жертв гитлеровского режима. Доселе не публиковавшиеся письма его семьи добавили душераздирающие сведения с того света.

В гуманитарном проекте «Спаси и сохрани» в процессе памяти участвуют писатели, художники, деятели искусств. Между ними проложены мостки общественными организациями, активизирующими и собирающими бесценные жемчужины памяти, знаний, позитивных эмоций, портретов, картин, без чего дальнейшее окажется в полной прострации. Одна из организаций – наша международная Ассоциация: деятелей литературы и искусства Глория, Международная академия ЛИК, многоуровневый конкурс имени де Ришелье в гуманитарном проекте «Спаси и сохрани», которому в следующем году исполнится 20 лет.

Если посмотрим по ликам  талантов на лауреатов проекта за эти годы, то получится удивительная картина, просится в холсты – портретную живопись лауреатов, осмысление словами и к тому же поэтическими, дабы вылепить и создать в красочных изделиях, новых формах, озвучить, дать музыкальное сопровождение, записать на пленку, показывать в большом зале публике, оставить свидетельства многомерного действа в прессе, в антологиях, на полках библиотек… И это слово, которым мы говорим и пишем, воспето многими великими мыслителями изначально общего старославянского языка, откуда пошли корни и русского, и украинского, и белорусского. Идет и дальше взаимопроникновение языков, развитие и смешение понятий.  Главное, чтобы люди находили общий язык и был мир между народами. Можно перефразировать песню, которую так проникновенно пела Валентина Толкунова: «Мой милый, лишь бы не было войны!» Кровь останавливается и стынет в жилах: неужели война кому-то выгодна?! И приходит с трудом, продираясь сквозь неприятие, понимание, что, возможно, кому-то…

Понимание, неприятие, противодействие этому – главная цель проекта и развивается в его плоскости. Конкурс пополнился великим множеством имен талантливых поэтов, прозаиков, художников в общем понимании. Возможно, звезды в своих квадратах так располагаются, что выбирают и дают сигналы лучшим из лучших, далее информация спускается по матрицам мирового океана, доходит до пунктов, где можно ее со всех сторон рассмотреть и разобрать на уровни, подуровни, — кастинги успеха Творца.  Затем отобразить в иных модификациях: в Почетных списках, Дипломах – охранных грамотах талантов, сертификатах, антологиях, каталогах, выставках, фестивалях, съездах, дальнейших конкурсах. Откроем некоторые произведения предложенной тематики.

Помнится, к 70-летию победы Великой Отечественной и Второй мировой войны в группах в интернете был объявлен одноименный конкурс. Он добавил новые имена и талантливые произведения.  Интересно, как попала информация к Виктору Крумму?! А таких историй множество. И это уже история проекта «Спаси и сохрани». Виктор Федорович Крумм, старейший капитан дальнего плавания Одессы, которому сейчас под девяносто лет, сколько моряков ходили в дальние рейсы под его началом?! Оказалось, мой муж Владимир Калугин, который закончил с его сыном одно высшее морское учебное заведение … Володя Крумм, наш свидетель на свадьбе: «Приветик!» — машу им сейчас рукой, может и прочитают!.. Он также стал капитаном. Увидев мои эссе в газете «Одесский листок» и приглашение к конкурсу… десять лет назад, передал их отцу! Потом Виктор Федорович меня разыскал, звонил в Германию, завязалась переписка. Такая цепочка памяти. Приведу отрывок из рассказа капитана. Тогда молодого младшего лейтенанта, впоследствии звездного, знаменитого капитана сухогрузов, всю жизнь бороздившего моря и океаны.

Думаю, этот рассказ приведенный почти полностью – наглядно покажет то время и возникнут эмоции: новая мировая война не должна повториться!

«Мой последний бой». Виктор Крумм. «23 февраля 1943 года на Западном фронте началось наступление наших войск. На каждый километр фронта было задействовано, как нам сказали перед наступлением, 300 орудий… Наш полк 1086 С.П. в составе 323 С.Д. тоже начал наступление. Мой минометный взвод 50 мм ротных минометов поддерживал 3 стрелковую роту. Теперь у меня остались отрывочные воспоминания. И я напишу только о последнем дне 10 марте 43 года, когда я в один день с промежутком в несколько часов, был ранен 2 раза, хотя за предыдущие 16 дней наступления не получил ни одной царапины. Знаю, что наша дивизия располагалась в районе Москвы, где мы стояли с осени 1942 года в обороне. Оборона наших 10й и 16 армий, проходила в 200-500 км от Москвы с зимы 1941 года, когда сибирские дивизии, отогнав немцев, спасли Москву. В этот раз, прорывала немецкую оборону 1ая Пролeтарская стрелковая дивизия. Ровно в 4 часа над нами, на высоте не более 50 метров, прошли штурмовики, которые сбросили бомбы на оборонительные позиции немцев. Затем, из орудий в течении нескольких часов, наша артиллерия обрабатывала немецкую оборону. Я думал, что после такой обработки немецкие войска будут ”бежать до Берлина!” Однако, немцы выработали тактику: во время массированного огня, немецкие солдаты отбегали по приготовленным траншеям в тыловые, хорошо защищенные укрытия, оставляя только в некоторых окопах наблюдателей. Как только огонь прекращался, войска занимали прежние позиции, неся минимальные потери. Огнем пулеметов, автоматов и минометов, они отбивали наши попытки атаковать. Ни самолетов, ни танков, ни с нашей, ни с немецкой стороны не было…Снег мешал нам преодолеть метров 300 до немецких траншей. Наша дивизия

вошла в район прорыва вторым эшелоном…Зрелище было страшным: на ровном поле слева на право до самого горизонта, лицом вперед к врагу, в белых маскхалатах, лежали убитые шеренгами, через каждые 30-50 метров… Впереди был снеговой вал, за которым укрывались остатки живых и усталых бойцов дивизии прорыва. Бойцы нашей дивизии начали занимать их места. Где расположились штабы батальона, полка, дивизии — не знаю. За валом я увидел всех командиров рот и взводов нашего батальона, которые, как и все бойцы, лежали на снегу… Впереди была деревня, занятая немцами. Мой взвод из 5 минометов был за насколько дней до этого уничтожен; буквально расстрелян немецкими автоматчиками, когда деревня, теперь уже немецкая, была тогда отбита у нас и я, не получив приказ о отходе, хотя был приказ: ” Ни шагу назад”, чтобы не попасть в плен, на свой риск дал команду: ”Mминомёт на вьюки” и приказал отбежать обратно за этот злополучный вал. Огонь был настолько плотным, что мне пришлось заставлять моих бойцов, буквально под угрозой, выйти из воронки от авиабомбы, где стояли наши минометы… Кроме меня, до вала добежали еще, только двое…Немцы непрерывно обстреливали нас из минометов, артиллерии и пулеметов. На ровном месте нам негде было укрыться. Наша артиллерия молчала. В мерзлой земле нельзя было вырыть окоп. Защитой от пуль, нам служили, замершие трупы убитых бойцов. Немцы пристрелялись. Укрыться от навесного огня немецких минометов было невозможно.  Видно было, как короткими перебежками немецкие автоматчики приближались к нам. Мы отбивались огнем из винтовок, автоматов, (у кого они были) и одним ручным пулеметом. Я своей винтовкой нацелился на громадного немца, который бежал на нас и подумал, что это будет первый немец, о котором я смогу сказать:

”Я лично убил немца!”. Но, какая-то пуля в этот момент, пробила мой левый указательный палец у основания ладони и раздробила приклад винтовки. Все-же атаку мы отбили и посовещавшись, решили идти самим в контратаку. Рану от пули я замотал бинтом. Как я теперь думаю, было абсолютно глупо по снегу бежать на укрепленную немецкую позицию, без поддержки артиллерии. Готовясь к контратаке и ища оружие, я увидел, как один боец, уткнувшись носом в снег, из новенького автомата выпускает очереди в небо и, с некоторым усилием “убедил” его отдать автомат мне. С криком ура, мы бросились вперед. Я успел пробежать не знаю сколько, как меня скосила пуля немецкого автоматчика. Со всего размаху я упал лицом в снег. Мой автомат, куда- то улетел. Боль –  дикая. Я верил, что меня не убьет, и вдруг –   смерть?! Я даже поднял голову и крикнул:

”Неужели, убит!?” Справа от меня, примерно в 5-ти метрах я увидел командира разведроты л-та Лутова, который смотрел на меня с жалостью. Когда я через некоторое время увидел, что не убит и поднял голову, то понял, что я один. Никого наших не было. Я лежал на снегу между немцами и нашими и, мог только ползти на животе, преодолевая сильную боль в позвоночнике и ногах. Когда я начинал ползти, меня вновь стали посыпать очередями немецкий автоматчик, который был, где-то сбоку близко от меня. Я полз обратно к своим. Не знаю, сколько времени полз. В одном месте, где я проползал, подняв голову, увидел я справа от себя, наверно, метрах 8-ми, немецкого офицера. Он, очевидно был ранен в ноги. Сидел он на шинели. Рядом лежала офицерская фуражка и парабеллум. На руках были черные перчатки. Мы посмотрели друг на друга и я, продолжил ползти в сторону наших позиций. Не знаю, сколько времени я полз. Наконец, я приполз к месту, где одна противотанковая пушка вела артиллерийскую дуэль с немецким танком, который стоял на расстоянии, наверно километра полтора. Весь расчет был убит и лежал на земле. Только один молоденький паренек, оставшийся в живых, заряжал пушку и стрелял по танку. Танк отвечал ответным огнём осколочными снарядами, которые рвались рядом с нами. Подошел с тыла солдат, который на волокуше приволок несколько снарядов для пушки. Солдат был на вид очень  ”стар” (лет 40). Командир орудия, приказал ему отвезти меня на волокуше в тыл. Я заполз животом на волокушу и руками помогал ему тащить меня…Потом была санрота; затем полевой госпиталь, потом санитарный поезд, потом госпиталь в Москве.

Так для меня закончилась моя военная жизнь, но война из моей жизни никуда не ушла!» Инвалид ВОВ, младший лейтенант Виктор Крумм, (Украина – США)

Амаяк Тер-Абрамянц из цикла «Нам нужен мир». А вот отрывок из размышлений московского писателя Амаяк Тер-Абрамянца, о том, какой вред наносит судьбам и душам людей война. «Далеко не для всех послевоенные встречи оборачивались счастьем – встречались слишком изменённые за четыре года войны люди. Думаю, так случилось и здесь. Вместо скромного курсанта танкиста, с которым мама познакомилась на танцплощадке, она увидела обожженного и циничного человека… Он прошёл пол разрушенной, изнасилованной в отместку Европы, и его душа находилась в скалярном состоянии, для которой покой и пустота были благом. Мамина же душа была векторная, стремящаяся от пустоты. Мама объехала в составе эвакогоспиталя половину востока страны и люди, жизнь только разжигали в ней интерес и желание расти.»

***

Вениамин Бычковский, Республика Беларусь. Однажды, Вениамин сравнил наш конкурсный проект с Олимпийскими играми. Эта фраза закрепилась за проектом. В прошлом году появилась специальная номинация «Олимпийские игры – творческое многоборье», в этом подгруппа – «Литературные Олимпийские игры», в которой награждены всего четверо лауреатов, которые многосторонни и совмещают разные виды и жанры деятельности. У них есть также много произведений на военно-патриотическую тему. Великолепная четверка  прошлого сезона –  это Сергей Дзюба, писатель – прозаик, поэт, переводчик, учредитель проектов и ассоциаций, общественный деятель, Наталия Мазаник, прозаик, поэт, художник, учредитель и руководитель Международного гуманитарного проекта «Мир без границ», выставок в России и за рубежом, в том числе, совместно с ЦДХ, с публикацией художественных каталогов, с нашей ассоциацией деятелей литературы и искусства «Глория» и конкурсом имени де Ришелье, являясь его представителем в Москве. Также представитель по России – Сергей Берсенев, заслуженный литератор России, автор песен, анекдотов, крылатых фраз, руководитель собрания поэтов – творческого клуба «Облака вдохновения» и молодежного объединения. Есть в клубе патриотическая секция, где обсуждаются произведения о войне и дальнейшие продвижения, попадание лучших из лучших в обойму для читателей. Известный поэт, прозаик, общественный деятель Гурген Баренц из Армении – США замыкает великолепную четверку лауреатов гуманитарного проекта, направленного на сохранение ярких событий истории в памяти поколений. Невозможно всех представить, но наиболее яркие моменты и ярких авторов по интересующей теме необходимо. Несколько отрывков из рассказа Вениамина Бычковского.

 

Смотри в глаза. Вениамин Бычковский

 

По воспоминаниям бывшего узника концлагеря В.Г. Калиниченко.

Мысли Владимира Григорьевича были так глубоки и тяжелы, что их из головы не вырвешь. А он хотел бы выдрать весь сорняк войны … Лагерь не отпускал, настигал и во сне, и за работой. Владимир Григорьевич вспоминал концлагерь Сан-Пёльт в Австрии и себя, десятилетнего, когда его сделали «лошадкой», чтобы развозил на тележке грузы.

«Ти есть животный… Ми запрягать – ти бегать. Бистро, бистро!» — кричал Володе немецкий офицер.

В другое время он должен был работать в теплице, где помощник коменданта выращивал виргинский табак. Володя, у которого от природы были тонкие и длинные пальцы, лучше других полол прихотливые растения. Три года его заставляли полоть, запрягали в тележку… А однажды чуть не до смерти забили его за то, что он нечаянно повредил куст…

«…Покачивался, как в поезде, как в лагере — от истощения… Дед вспоминал день второго рождения в конце апреля 1945 года, когда десант советских войск освободил концлагерь. Из глубины памяти всплывало лицо солдата, который на руках вынес его из фашистских застенков. Володя схватил его за шею, прижался и заплакал. «Ты поплачь, поплачь. Легче станет…» — сказал солдат. И в вагон его внесли на руках – весил не больше пуда — когда эшелоном отправляли домой на Украину. В дороге он ел и спал, ел и спал…

 

«Закрылись глаза, и он опять оказался в лагере. Видел лица пьяных немецких офицеров, решивших позабавиться и натравить на него огромного дога – любимца начальника лагеря. Собака в один прыжок оказалась рядом. И тут он словно услышал голос с небес: «Не двигайся, смотри ей в глаза». Собака замешкалась, потом обнюхала его и с достоинством отошла в сторону. Хозяин был взбешён – собака лишила его зрелища. Нетвёрдой рукой он достал пистолет и прицелился. Собака мгновенно всё поняла и бросилась на хозяина. Пуля настигла собаку в прыжке, уже раненая, она всё же успела вцепиться в плечо начальника лагеря.

 

И напутствие поколениям:

 

«- Запомни, Сашка, любой напасти смотри в глаза, не отворачивайся… А собаку в концлагере я вспоминаю как человека. Единственного человека среди фашистских собак.»

 

«КОДЕКС ЧЕСТИ». В тематике гуманитарного проекта с основной темой «Спаси и сохрани» за годы собралась многотомная антология. Одна из них «Кодекс чести» вышла в издательстве «Астропринт» в Украине. В нее непременно попал бы рассказ Виктора Гусева-Рощинец «Политический процесс». В ней на фоне суда над тремя весьма пожилыми личностями – Иванова, Петрова, Сидорова, подравшихся из-за слова «фашист», и судимых за хулиганство, идет каскад рассуждений, настолько современный и занятный, что иногда и похоже на юмористические нотки, кто во что горазд понимать прошедшее. Не так ли сейчас? А ведь этот рассказ из конкурсной подборки четырехлетней давности.

«Истина — не что иное как бытиё», — писал философ Декарт. О том, как отражается война спустя поколения и с какими мерками подходят к пониманию личности в обществе, это бытие нового века. По всему очевидно, что нужно всеми силами противостоять возгоранию пожара войны. Новая война может быть и последней, и не будет никакого бытия, а лишь пепелище.  «Будущий судья Кнышев свои детские годы провёл под сенью спасительного неведения, в семейном коконе, а когда научился отличать, слышать трагические, а то фальшивые ноты в победных маршах, всё самое страшное было, как думал он, уже позади. Майский салют сорок пятого помнил отчётливо, с ним как бы и вошёл в сознательную жизнь, повзрослел в одночасье. Кнышев часто думал о том, сколь многого не испытал он по сравнению с теми, кто был всего лишь на десять лет старше — превозмогал Великий Голод, участвовал в Великой Войне. Или, тем паче, прошёл сталинский Гулаг. Потому, видя на скамье подсудимых человека старше себя, немедленно прикидывал к нему «историческую мерку» — у того всё могло быть иным: обстоятельства жизни, психология, здоровье. Кнышев был хорошим судьёй» Из рассказа Виктора Гусев-Рощинец, Москва, Россия. В каждом из произведений военная тема звучит то набатом, то остроумным предупреждением, то намеком, то лирическим отступлением. Многие названия говорят сами за себя: «Цветы победителям» Игоря Летунова, «Дополнительный взнос» Кирилла Ковальджи (14 марта 1930 — 10 апреля 2017). (Согласно предварительной договоренности: Кирилл Владимирович Ковальджи — бессменный Почетный Председатель жюри конкурса имени де Ришелье. Его традициями и духом мы сильны.) И это его «Дополнительный взнос».

Проникновенно пишет и рисует на полях своих воспоминаний Георгий Отченашко из Берлина: «Из дневника художника», в детстве, переживший войну, свидетель лихолетья и его обличитель в творчестве.

Эмоциональны и иносказательны, как всё, что создает Николай Хоничев. Это не только стихи, а пожелание исцеления и передача опыта врачевания.

КРОВОХЛЕБКА

 

Торя к Победе крохотную тропку,

 

Искали дети, да во все глаза,

 

Траву красноголовник-кровохлебку,

 

Что может кровь остановить-связать.

 

С сердцами золотыми, с жизнью нищей…

 

И мама с ними…- ту траву в лесах.

 

Ее копают вместе с корневищем,

 

Используя потом в госпиталях.

 

Красноголовник мама собирала,

 

Чтоб отцвела кошмарная война,

 

Чтоб кровохлебка кровь бойцов вязала,

 

И раны заживали бы до дна.

 

Я сам студентом травку эту ловко

 

Копал, сушил – в гербарии хранить.

 

Но где найти такую кровохлебку,

 

Чтоб в новых войнах кровь остановить?

Томск, Россия

 

Не оставил равнодушными культурологический проект «Я вам пишу, не надо боли» Анатолия Пережогина, стихотворения Евгения Букраба, Светланы Дион, Андрея Полякова, Маргариты Москвичёвой, Тамары Алёхиной, Елены Зинченко, Петра Голубкова, Павла Подзорова, Тамары Кейта-Станкевич, Шерхана Абилова, Евгения Голубенко, Аллы Дробот и многих других. Ежегодно в проекте появляются двести-триста лауреатов иногда вместе с группами в 15-ти номинациях. Это один из самых массовых популяризаторский, культурологический проект.

 

В стихотворных строках Марианны Бор-Паздниковой ранее из Урала есть квинтэссенция мыслей по теме о передаче памяти поколениям. В стихах «Маяк иль знак иной», посвященных встрече с Юлией Друниной, есть такие строки: «Куда-то мыслью унеслась…/ Наверно, в июнь 41-го, лето./Читающая не с листа/ О том, что пройдено, что дорого,/Что для неё не кончена война…».

Или другое, символичное в память о войне стихотворение:

„Память об этом жива…

А я вспоминала войну…

Весну 45-го года…

Солдатские будни в дыму.

Пустые поля недорода.

Я там никогда не была,

Не слышала воя снарядов,

Девчонкой не шла на войну

И тех не носила нарядов.

Но память об этом жива,

Погибшие нам завещали,

Чтоб мирную тишину

Лишь пения птиц нарушали.»

На фото: моя мама — медсестра эвакогоспиталя 79 в Туапсе, потом по линии продвижения Красной армии.

Герои войны — мой отец прошел всю войну с июля 1941 до 1945, конца мая, начмедсанчасти эвакогоспиталя, с 1944 года — разведчик эпидобстановки в логове врага, майор 5й Гвардейской танковой армии, орденоносец. Они Вернулись Победителями!

Вечная слава героям!

Вечная Память героям!

 

13124744_1085441781492394_519767820849335093_n0123130800_1709612169075349_3022817483273968984_npano_20160130_191329 ДЕРЕВО

В основе статьи – обзор произведений лауреатов Международного многоуровневого конкурса имени де Ришелье,

а также литература и источники:

 

Антология «Кодекс чести», автор-составитель Елена Ананьева, 2016, ISBN 978-966-927-095-5

 

«Квадрат древних – всегда квадрат», автор Елена Ананьева, 2014, ISBN 978-906-190-900

Украина – Германия

Елена Ананьева, много лет и много написано буковок)) Одесситка изначально от строительства Одессы, когда мои разные предки из разных веточек нашего семейного древа строили, потом  воевали — отвоевывали… а также…

Инфо: поэт, прозаик, журналист, искусствовед, член творческих союзов,  автор издательств, 25188572_1506607526109688_1838630161_n (1) 1академик Международной Академии литературы и искусства Украины

Украина — Германия

 

 

Реклама