Блог

Elena Ananyeva/Елена Ананьева. Обзор произведений лауреатов о реалиях истории. Гудят деревья, тронуты войной — гудят и до сих пор, как раны

«Мой милый, лишь бы не было войны!»

Послесловие к празднованию 9 мая — Дня Победы, праздника со слезами на глазах!

Не забудем!

13103452_987298424688723_2471450351440052100_nUnbenannt берлpano_20160130_191329 ДЕРЕВО

Одно из событий: получила новую антологию «Когда говорит история: реалии прошлого и настоящего», которую мне привезли домой, свеженькую, из Беларуси, из Гродно. В ней моя статья, напечатанная, как раньше, на бумаге, как тогда, когда работала в газете. И этот еще сохранившейся мимолетный запах краски, больше идущий из памяти, ощущение бумаги, шершавой и желтоватой, маленькие пупырышки клея на обратной стороне, картинка с изображением карты независимой белой страны — маленькой Руси, — все это создало трепетное ощущение наполненности жизни, непреходящей связи времен и современных систем мира. А еще награда –  диплом, подтвердивший участие… Считаю, что мы участвовали коллективом, с группой авторов, которых представляю сейчас.

«ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ. ПАМЯТЬ ПОКОЛЕНИЯМ»

С таким заголовком была опубликована статья о роли общественных организаций в формировании исторического сознания и сохранения памяти о прошлом в Международном сборнике статей 6-й научно-практической конференции в Республике Беларусь, в котором участвовала вторично. Причем, для рассмотрения выбрала произведения лауреатов конкурсного проекта имени де Ришелье разных лет.

 «СПАСИ И СОХРАНИ». Если пролистать годы по номинациям проекта, его темам за 20 лет совершеннолетия в одноименном культурологическом проекте, нужно отметить, поднято множество патриотических тем, исследуемых время войны, преступлений против прав человека, гуманизма, — это сотни авторов, для которых тема сохранения исторического   прошлого   и   формирования   духовно-нравственных ценностей стала главной темой творчества. Наш проект в рамках Международной ассоциации деятелей литературы и искусства Глория, базируясь на многих интернет платформах, (в Фейсбуке только шесть групп и сайтов, где тысячи посетителей, читателей, комментаторов), представляет произведения авторов разных стран. В последние годы — их около тридцати. Довольно обширная и разношерстная аудитория. Процесс коммуникации хотелось бы усовершенствовать и активизировать совместно, как и всё должно происходить в социальных сетях. Эта статья охватывает срез интересов нескольких номинаций конференции, особенно в проекции, связанной с интернетом.

Как начинается проект конкурса у нас?! В данном случае мы совершенно справедливо именуемся общественной организацией. Наше общество – это просторы интернета. Вначале объявлены и заявлены участники конкурсного соревнования интеллектуалов, талантливых вокалистов, живописцев, активизировано жюри, представительства восьми регионов в мире, консультантов и советников. Почти на протяжении года идет творческий и одновременно исследовательский процесс.  Изучение произведений, оценка их, выявление рейтинга победителей, отслеживание и публикации впоследствии, проведение реальных фестивалей, где проходят открытые финалы конкурса, награждения, выступления, круглые столы, презентации. Проект не открыто соревновательный, на первом этапе действует жюри, а виртуальный, популяризаторский, просветительный. В режиме открытых финалов в мире проходит награждение, чествование победителей, обмен мнениями, выступления. Есть также интернет сайт и Е-журналы «Паруса Глории» и «Академия ЛИК» деятелей литературы искусства, коммуникаций —  Weltpress, где опубликовано много произведений лауреатов проекта. Есть соответствующие рубрики.

… Моё эссе о церемонии вручения Международной премии мира / Friedenpries Deutsche Buchhandeln/ писателю, профессору университета Лос Анжелеса Саулю Фриландеру, пережившему концлагерь, актуальнее со временем, побуждает к размышлениям, чтобы не забывали, что происходило в жесточайших, нечеловеческих условиях уничтожения живых людей, неповинных в бредовой идее фюрера —   военного преступника Гитлера. Но сейчас нужно напоминать чаще и эмоциональнее, так как фашизм повсеместно поднимает голову, его фигура становится для иных группировок и радикалов привлекательной, а книга «Майн кампф» — популярной и провоцирующей на повторения. «Ничто не забыто!» «Ничто не должно быть забыто!» Эти лозунги были популярнее в нашу послевоенную юность. Сейчас слышим их всё реже. Забылось или специально умалчивается и разжигается национальная вражда?

Есть, правда, иные лозунги. А в Германии повсеместно находим свидетельства борьбы антифашистов, возложение цветов, венков с лентами-надписями: «Памяти жертвам фашизма!»

Установление памятных табличек, вмонтированных в тротуары у домов, из которых экстрадировали неповинные жертвы. Происходит постоянная перекличка во времени и пространстве. Это также одна из форм переклички – обмен мнениями, статьями, постами, обзорами в интернете, что особенно важно в наше время обострения противостояния между странами, терроризма и засилья агрессивных исламистов, угрожающих миру не только Европы.

«Третий рейх и евреи». Об этом писала десять лет назад: «Не каждый день можно встретиться с лауреатом международной премии мира, ежегодно вручаемой в Германии организацией «Börsenverein des Deutschen Buchhandels», писателем и историком из Израиля Саулем Фридландером, автором книги «Третий рейх и евреи», на церемонию вручения которой я была приглашена. Из пепла сожженных людей писатель Саул Фридландер создал нерукотворный, огромный фолиант, их жалобы и предсмертные крики удостоверил. Их память и имена нам подарил, назад вернул им, массово убитым, право на существование», – это звучит предостережением. Книга «Третий рейх и евреи» на основе истории его семьи и многих других доказывает: Холокост – Преступление ХХ века. Об этом нельзя молчать, забывать, а тем более сомневаться в том, что он был. Смертоносную сущность фашизма писатель убедительно показал, открыв неизвестные, документальные факты. Антифашистская сага получила высокую награду и признание читателей. Историк Саул Фридландер заслуженно считается исследователем Холокоста. Писатель и исследователь заставляет содрогнуться и представить себе еще раз, что и как это было. Кому выгодно ставить под сомнение столь чудовищные факты нашей европейской истории? Родители и родственники Саула погибли в концентрационном лагере смерти. Ему чудом удалось избежать их участи. На документальной основе, как подчеркивает писатель, «из пепла и крика» написана человеческая трагедия жертв гитлеровского режима. Доселе не публиковавшиеся письма его семьи добавили душераздирающие сведения с того света.

В гуманитарном проекте «Спаси и сохрани» в процессе памяти участвуют писатели, художники, деятели искусств. Между ними проложены мостки общественными организациями, активизирующими и собирающими бесценные жемчужины памяти, знаний, позитивных эмоций, портретов, картин, без чего дальнейшее окажется в полной прострации. Одна из организаций – наша международная Ассоциация: деятелей литературы и искусства Глория, Международная академия ЛИК, многоуровневый конкурс имени де Ришелье в гуманитарном проекте «Спаси и сохрани», которому в следующем году исполнится 20 лет.

Если посмотрим по ликам  талантов на лауреатов проекта за эти годы, то получится удивительная картина, просится в холсты – портретную живопись лауреатов, осмысление словами и к тому же поэтическими, дабы вылепить и создать в красочных изделиях, новых формах, озвучить, дать музыкальное сопровождение, записать на пленку, показывать в большом зале публике, оставить свидетельства многомерного действа в прессе, в антологиях, на полках библиотек… И это слово, которым мы говорим и пишем, воспето многими великими мыслителями изначально общего старославянского языка, откуда пошли корни и русского, и украинского, и белорусского. Идет и дальше взаимопроникновение языков, развитие и смешение понятий.  Главное, чтобы люди находили общий язык и был мир между народами. Можно перефразировать песню, которую так проникновенно пела Валентина Толкунова: «Мой милый, лишь бы не было войны!» Кровь останавливается и стынет в жилах: неужели война кому-то выгодна?! И приходит с трудом, продираясь сквозь неприятие, понимание, что, возможно, кому-то…

Понимание, неприятие, противодействие этому – главная цель проекта и развивается в его плоскости. Конкурс пополнился великим множеством имен талантливых поэтов, прозаиков, художников в общем понимании. Возможно, звезды в своих квадратах так располагаются, что выбирают и дают сигналы лучшим из лучших, далее информация спускается по матрицам мирового океана, доходит до пунктов, где можно ее со всех сторон рассмотреть и разобрать на уровни, подуровни, — кастинги успеха Творца.  Затем отобразить в иных модификациях: в Почетных списках, Дипломах – охранных грамотах талантов, сертификатах, антологиях, каталогах, выставках, фестивалях, съездах, дальнейших конкурсах. Откроем некоторые произведения предложенной тематики.

Помнится, к 70-летию победы Великой Отечественной и Второй мировой войны в группах в интернете был объявлен одноименный конкурс. Он добавил новые имена и талантливые произведения.  Интересно, как попала информация к Виктору Крумму?! А таких историй множество. И это уже история проекта «Спаси и сохрани». Виктор Федорович Крумм, старейший капитан дальнего плавания Одессы, которому сейчас под девяносто лет, сколько моряков ходили в дальние рейсы под его началом?! Оказалось, мой муж Владимир Калугин, который закончил с его сыном одно высшее морское учебное заведение … Володя Крумм, наш свидетель на свадьбе: «Приветик!» — машу им сейчас рукой, может и прочитают!.. Он также стал капитаном. Увидев мои эссе в газете «Одесский листок» и приглашение к конкурсу… десять лет назад, передал их отцу! Потом Виктор Федорович меня разыскал, звонил в Германию, завязалась переписка. Такая цепочка памяти. Приведу отрывок из рассказа капитана. Тогда молодого младшего лейтенанта, впоследствии звездного, знаменитого капитана сухогрузов, всю жизнь бороздившего моря и океаны.

Думаю, этот рассказ приведенный почти полностью – наглядно покажет то время и возникнут эмоции: новая мировая война не должна повториться!

«Мой последний бой». Виктор Крумм. «23 февраля 1943 года на Западном фронте началось наступление наших войск. На каждый километр фронта было задействовано, как нам сказали перед наступлением, 300 орудий… Наш полк 1086 С.П. в составе 323 С.Д. тоже начал наступление. Мой минометный взвод 50 мм ротных минометов поддерживал 3 стрелковую роту. Теперь у меня остались отрывочные воспоминания. И я напишу только о последнем дне 10 марте 43 года, когда я в один день с промежутком в несколько часов, был ранен 2 раза, хотя за предыдущие 16 дней наступления не получил ни одной царапины. Знаю, что наша дивизия располагалась в районе Москвы, где мы стояли с осени 1942 года в обороне. Оборона наших 10й и 16 армий, проходила в 200-500 км от Москвы с зимы 1941 года, когда сибирские дивизии, отогнав немцев, спасли Москву. В этот раз, прорывала немецкую оборону 1ая Пролeтарская стрелковая дивизия. Ровно в 4 часа над нами, на высоте не более 50 метров, прошли штурмовики, которые сбросили бомбы на оборонительные позиции немцев. Затем, из орудий в течении нескольких часов, наша артиллерия обрабатывала немецкую оборону. Я думал, что после такой обработки немецкие войска будут ”бежать до Берлина!” Однако, немцы выработали тактику: во время массированного огня, немецкие солдаты отбегали по приготовленным траншеям в тыловые, хорошо защищенные укрытия, оставляя только в некоторых окопах наблюдателей. Как только огонь прекращался, войска занимали прежние позиции, неся минимальные потери. Огнем пулеметов, автоматов и минометов, они отбивали наши попытки атаковать. Ни самолетов, ни танков, ни с нашей, ни с немецкой стороны не было…Снег мешал нам преодолеть метров 300 до немецких траншей. Наша дивизия

вошла в район прорыва вторым эшелоном…Зрелище было страшным: на ровном поле слева на право до самого горизонта, лицом вперед к врагу, в белых маскхалатах, лежали убитые шеренгами, через каждые 30-50 метров… Впереди был снеговой вал, за которым укрывались остатки живых и усталых бойцов дивизии прорыва. Бойцы нашей дивизии начали занимать их места. Где расположились штабы батальона, полка, дивизии — не знаю. За валом я увидел всех командиров рот и взводов нашего батальона, которые, как и все бойцы, лежали на снегу… Впереди была деревня, занятая немцами. Мой взвод из 5 минометов был за насколько дней до этого уничтожен; буквально расстрелян немецкими автоматчиками, когда деревня, теперь уже немецкая, была тогда отбита у нас и я, не получив приказ о отходе, хотя был приказ: ” Ни шагу назад”, чтобы не попасть в плен, на свой риск дал команду: ”Mминомёт на вьюки” и приказал отбежать обратно за этот злополучный вал. Огонь был настолько плотным, что мне пришлось заставлять моих бойцов, буквально под угрозой, выйти из воронки от авиабомбы, где стояли наши минометы… Кроме меня, до вала добежали еще, только двое…Немцы непрерывно обстреливали нас из минометов, артиллерии и пулеметов. На ровном месте нам негде было укрыться. Наша артиллерия молчала. В мерзлой земле нельзя было вырыть окоп. Защитой от пуль, нам служили, замершие трупы убитых бойцов. Немцы пристрелялись. Укрыться от навесного огня немецких минометов было невозможно.  Видно было, как короткими перебежками немецкие автоматчики приближались к нам. Мы отбивались огнем из винтовок, автоматов, (у кого они были) и одним ручным пулеметом. Я своей винтовкой нацелился на громадного немца, который бежал на нас и подумал, что это будет первый немец, о котором я смогу сказать:

”Я лично убил немца!”. Но, какая-то пуля в этот момент, пробила мой левый указательный палец у основания ладони и раздробила приклад винтовки. Все-же атаку мы отбили и посовещавшись, решили идти самим в контратаку. Рану от пули я замотал бинтом. Как я теперь думаю, было абсолютно глупо по снегу бежать на укрепленную немецкую позицию, без поддержки артиллерии. Готовясь к контратаке и ища оружие, я увидел, как один боец, уткнувшись носом в снег, из новенького автомата выпускает очереди в небо и, с некоторым усилием “убедил” его отдать автомат мне. С криком ура, мы бросились вперед. Я успел пробежать не знаю сколько, как меня скосила пуля немецкого автоматчика. Со всего размаху я упал лицом в снег. Мой автомат, куда- то улетел. Боль –  дикая. Я верил, что меня не убьет, и вдруг –   смерть?! Я даже поднял голову и крикнул:

”Неужели, убит!?” Справа от меня, примерно в 5-ти метрах я увидел командира разведроты л-та Лутова, который смотрел на меня с жалостью. Когда я через некоторое время увидел, что не убит и поднял голову, то понял, что я один. Никого наших не было. Я лежал на снегу между немцами и нашими и, мог только ползти на животе, преодолевая сильную боль в позвоночнике и ногах. Когда я начинал ползти, меня вновь стали посыпать очередями немецкий автоматчик, который был, где-то сбоку близко от меня. Я полз обратно к своим. Не знаю, сколько времени полз. В одном месте, где я проползал, подняв голову, увидел я справа от себя, наверно, метрах 8-ми, немецкого офицера. Он, очевидно был ранен в ноги. Сидел он на шинели. Рядом лежала офицерская фуражка и парабеллум. На руках были черные перчатки. Мы посмотрели друг на друга и я, продолжил ползти в сторону наших позиций. Не знаю, сколько времени я полз. Наконец, я приполз к месту, где одна противотанковая пушка вела артиллерийскую дуэль с немецким танком, который стоял на расстоянии, наверно километра полтора. Весь расчет был убит и лежал на земле. Только один молоденький паренек, оставшийся в живых, заряжал пушку и стрелял по танку. Танк отвечал ответным огнём осколочными снарядами, которые рвались рядом с нами. Подошел с тыла солдат, который на волокуше приволок несколько снарядов для пушки. Солдат был на вид очень  ”стар” (лет 40). Командир орудия, приказал ему отвезти меня на волокуше в тыл. Я заполз животом на волокушу и руками помогал ему тащить меня…Потом была санрота; затем полевой госпиталь, потом санитарный поезд, потом госпиталь в Москве.

Так для меня закончилась моя военная жизнь, но война из моей жизни никуда не ушла!» Инвалид ВОВ, младший лейтенант Виктор Крумм, (Украина – США)

Амаяк Тер-Абрамянц из цикла «Нам нужен мир». А вот отрывок из размышлений московского писателя Амаяк Тер-Абрамянца, о том, какой вред наносит судьбам и душам людей война. «Далеко не для всех послевоенные встречи оборачивались счастьем – встречались слишком изменённые за четыре года войны люди. Думаю, так случилось и здесь. Вместо скромного курсанта танкиста, с которым мама познакомилась на танцплощадке, она увидела обожженного и циничного человека… Он прошёл пол разрушенной, изнасилованной в отместку Европы, и его душа находилась в скалярном состоянии, для которой покой и пустота были благом. Мамина же душа была векторная, стремящаяся от пустоты. Мама объехала в составе эвакогоспиталя половину востока страны и люди, жизнь только разжигали в ней интерес и желание расти.»

***

Вениамин Бычковский, Республика Беларусь. Однажды, Вениамин сравнил наш конкурсный проект с Олимпийскими играми. Эта фраза закрепилась за проектом. В прошлом году появилась специальная номинация «Олимпийские игры – творческое многоборье», в этом подгруппа – «Литературные Олимпийские игры», в которой награждены всего четверо лауреатов, которые многосторонни и совмещают разные виды и жанры деятельности. У них есть также много произведений на военно-патриотическую тему. Великолепная четверка  прошлого сезона –  это Сергей Дзюба, писатель – прозаик, поэт, переводчик, учредитель проектов и ассоциаций, общественный деятель, Наталия Мазаник, прозаик, поэт, художник, учредитель и руководитель Международного гуманитарного проекта «Мир без границ», выставок в России и за рубежом, в том числе, совместно с ЦДХ, с публикацией художественных каталогов, с нашей ассоциацией деятелей литературы и искусства «Глория» и конкурсом имени де Ришелье, являясь его представителем в Москве. Также представитель по России – Сергей Берсенев, заслуженный литератор России, автор песен, анекдотов, крылатых фраз, руководитель собрания поэтов – творческого клуба «Облака вдохновения» и молодежного объединения. Есть в клубе патриотическая секция, где обсуждаются произведения о войне и дальнейшие продвижения, попадание лучших из лучших в обойму для читателей. Известный поэт, прозаик, общественный деятель Гурген Баренц из Армении – США замыкает великолепную четверку лауреатов гуманитарного проекта, направленного на сохранение ярких событий истории в памяти поколений. Невозможно всех представить, но наиболее яркие моменты и ярких авторов по интересующей теме необходимо. Несколько отрывков из рассказа Вениамина Бычковского.

 

Смотри в глаза. Вениамин Бычковский

 

По воспоминаниям бывшего узника концлагеря В.Г. Калиниченко.

Мысли Владимира Григорьевича были так глубоки и тяжелы, что их из головы не вырвешь. А он хотел бы выдрать весь сорняк войны … Лагерь не отпускал, настигал и во сне, и за работой. Владимир Григорьевич вспоминал концлагерь Сан-Пёльт в Австрии и себя, десятилетнего, когда его сделали «лошадкой», чтобы развозил на тележке грузы.

«Ти есть животный… Ми запрягать – ти бегать. Бистро, бистро!» — кричал Володе немецкий офицер.

В другое время он должен был работать в теплице, где помощник коменданта выращивал виргинский табак. Володя, у которого от природы были тонкие и длинные пальцы, лучше других полол прихотливые растения. Три года его заставляли полоть, запрягали в тележку… А однажды чуть не до смерти забили его за то, что он нечаянно повредил куст…

«…Покачивался, как в поезде, как в лагере — от истощения… Дед вспоминал день второго рождения в конце апреля 1945 года, когда десант советских войск освободил концлагерь. Из глубины памяти всплывало лицо солдата, который на руках вынес его из фашистских застенков. Володя схватил его за шею, прижался и заплакал. «Ты поплачь, поплачь. Легче станет…» — сказал солдат. И в вагон его внесли на руках – весил не больше пуда — когда эшелоном отправляли домой на Украину. В дороге он ел и спал, ел и спал…

 

«Закрылись глаза, и он опять оказался в лагере. Видел лица пьяных немецких офицеров, решивших позабавиться и натравить на него огромного дога – любимца начальника лагеря. Собака в один прыжок оказалась рядом. И тут он словно услышал голос с небес: «Не двигайся, смотри ей в глаза». Собака замешкалась, потом обнюхала его и с достоинством отошла в сторону. Хозяин был взбешён – собака лишила его зрелища. Нетвёрдой рукой он достал пистолет и прицелился. Собака мгновенно всё поняла и бросилась на хозяина. Пуля настигла собаку в прыжке, уже раненая, она всё же успела вцепиться в плечо начальника лагеря.

 

И напутствие поколениям:

 

«- Запомни, Сашка, любой напасти смотри в глаза, не отворачивайся… А собаку в концлагере я вспоминаю как человека. Единственного человека среди фашистских собак.»

 

«КОДЕКС ЧЕСТИ». В тематике гуманитарного проекта с основной темой «Спаси и сохрани» за годы собралась многотомная антология. Одна из них «Кодекс чести» вышла в издательстве «Астропринт» в Украине. В нее непременно попал бы рассказ Виктора Гусева-Рощинец «Политический процесс». В ней на фоне суда над тремя весьма пожилыми личностями – Иванова, Петрова, Сидорова, подравшихся из-за слова «фашист», и судимых за хулиганство, идет каскад рассуждений, настолько современный и занятный, что иногда и похоже на юмористические нотки, кто во что горазд понимать прошедшее. Не так ли сейчас? А ведь этот рассказ из конкурсной подборки четырехлетней давности.

«Истина — не что иное как бытиё», — писал философ Декарт. О том, как отражается война спустя поколения и с какими мерками подходят к пониманию личности в обществе, это бытие нового века. По всему очевидно, что нужно всеми силами противостоять возгоранию пожара войны. Новая война может быть и последней, и не будет никакого бытия, а лишь пепелище.  «Будущий судья Кнышев свои детские годы провёл под сенью спасительного неведения, в семейном коконе, а когда научился отличать, слышать трагические, а то фальшивые ноты в победных маршах, всё самое страшное было, как думал он, уже позади. Майский салют сорок пятого помнил отчётливо, с ним как бы и вошёл в сознательную жизнь, повзрослел в одночасье. Кнышев часто думал о том, сколь многого не испытал он по сравнению с теми, кто был всего лишь на десять лет старше — превозмогал Великий Голод, участвовал в Великой Войне. Или, тем паче, прошёл сталинский Гулаг. Потому, видя на скамье подсудимых человека старше себя, немедленно прикидывал к нему «историческую мерку» — у того всё могло быть иным: обстоятельства жизни, психология, здоровье. Кнышев был хорошим судьёй» Из рассказа Виктора Гусев-Рощинец, Москва, Россия. В каждом из произведений военная тема звучит то набатом, то остроумным предупреждением, то намеком, то лирическим отступлением. Многие названия говорят сами за себя: «Цветы победителям» Игоря Летунова, «Дополнительный взнос» Кирилла Ковальджи (14 марта 1930 — 10 апреля 2017). (Согласно предварительной договоренности: Кирилл Владимирович Ковальджи — бессменный Почетный Председатель жюри конкурса имени де Ришелье. Его традициями и духом мы сильны.) И это его «Дополнительный взнос».

Проникновенно пишет и рисует на полях своих воспоминаний Георгий Отченашко из Берлина: «Из дневника художника», в детстве, переживший войну, свидетель лихолетья и его обличитель в творчестве.

Эмоциональны и иносказательны, как всё, что создает Николай Хоничев. Это не только стихи, а пожелание исцеления и передача опыта врачевания.

КРОВОХЛЕБКА

 

Торя к Победе крохотную тропку,

 

Искали дети, да во все глаза,

 

Траву красноголовник-кровохлебку,

 

Что может кровь остановить-связать.

 

С сердцами золотыми, с жизнью нищей…

 

И мама с ними…- ту траву в лесах.

 

Ее копают вместе с корневищем,

 

Используя потом в госпиталях.

 

Красноголовник мама собирала,

 

Чтоб отцвела кошмарная война,

 

Чтоб кровохлебка кровь бойцов вязала,

 

И раны заживали бы до дна.

 

Я сам студентом травку эту ловко

 

Копал, сушил – в гербарии хранить.

 

Но где найти такую кровохлебку,

 

Чтоб в новых войнах кровь остановить?

Томск, Россия

 

Не оставил равнодушными культурологический проект «Я вам пишу, не надо боли» Анатолия Пережогина, стихотворения Евгения Букраба, Светланы Дион, Андрея Полякова, Маргариты Москвичёвой, Тамары Алёхиной, Елены Зинченко, Петра Голубкова, Павла Подзорова, Тамары Кейта-Станкевич, Шерхана Абилова, Евгения Голубенко, Аллы Дробот и многих других. Ежегодно в проекте появляются двести-триста лауреатов иногда вместе с группами в 15-ти номинациях. Это один из самых массовых популяризаторский, культурологический проект.

 

В стихотворных строках Марианны Бор-Паздниковой ранее из Урала есть квинтэссенция мыслей по теме о передаче памяти поколениям. В стихах «Маяк иль знак иной», посвященных встрече с Юлией Друниной, есть такие строки: «Куда-то мыслью унеслась…/ Наверно, в июнь 41-го, лето./Читающая не с листа/ О том, что пройдено, что дорого,/Что для неё не кончена война…».

Или другое, символичное в память о войне стихотворение:

„Память об этом жива…

А я вспоминала войну…

Весну 45-го года…

Солдатские будни в дыму.

Пустые поля недорода.

Я там никогда не была,

Не слышала воя снарядов,

Девчонкой не шла на войну

И тех не носила нарядов.

Но память об этом жива,

Погибшие нам завещали,

Чтоб мирную тишину

Лишь пения птиц нарушали.»

На фото: моя мама — медсестра эвакогоспиталя 79 в Туапсе, потом по линии продвижения Красной армии.

Герои войны — мой отец прошел всю войну с июля 1941 до 1945, конца мая, начмедсанчасти эвакогоспиталя, с 1944 года — разведчик эпидобстановки в логове врага, майор 5й Гвардейской танковой армии, орденоносец. Они Вернулись Победителями!

Вечная слава героям!

Вечная Память героям!

 

13124744_1085441781492394_519767820849335093_n0123130800_1709612169075349_3022817483273968984_npano_20160130_191329 ДЕРЕВО

В основе статьи – обзор произведений лауреатов Международного многоуровневого конкурса имени де Ришелье,

а также литература и источники:

 

Антология «Кодекс чести», автор-составитель Елена Ананьева, 2016, ISBN 978-966-927-095-5

 

«Квадрат древних – всегда квадрат», автор Елена Ананьева, 2014, ISBN 978-906-190-900

Украина – Германия

Елена Ананьева, много лет и много написано буковок)) Одесситка изначально от строительства Одессы, когда мои разные предки из разных веточек нашего семейного древа строили, потом  воевали — отвоевывали… а также…

Инфо: поэт, прозаик, журналист, искусствовед, член творческих союзов,  автор издательств, 25188572_1506607526109688_1838630161_n (1) 1академик Международной Академии литературы и искусства Украины

Украина — Германия

 

 

Реклама

ГАЛИНА СОКОЛОВА, ЭЛЛА МАЗЬКО: «Евина груша, или Пицца счастья»

ГАЛИНА СОКОЛОВА, ЭЛЛА МАЗЬКО: «Евина груша, или Пицца счастья»

Отрывок

 

С замирающим сердцем Аннушка скрылась за валуном. Здесь на закате у неё было назначено рандеву с тем юным парфянином в белых одеяниях и с очами, как глухая беззвёздная ночь. Буквально накануне он вырос перед Аней, как чёрт из табакерки, и сунул ей в руки изящный велюровый футляр. После чего, постучав по циферблату своего «Брегета», ткнул пальцем в нависшие над берегом кораллы: «Бичрок сансет» – шепнул он и стремительно скрылся. С грохочущим сердцем Аня жадно разорвала коробочку: в ней оказались золотые серьги с бирюзой… И бумажка с вязью… Признание в любви? Ах, если бы этого мальчишку из «Тысяча и одной ночи» удалось раскрутить по полной! Песчаные дюны расстилались по всей береговой линии и напоминали гладь ледника. Море бурлило и, оставляя после себя зелёные плети водорослей, разрисовывало берег влажными узорами. Отступая же, умиротворённо шипело. Ане нравилось загорать именно на закате – так, чтобы по возвращении в пыльный безводный Даллас привлекать мужское внимание уже не бронзовым, а медным загаром. В Питере, во всяком случае, это произвело бы фурор. При порывах ветра её накрывало горстями тёплых водорослей. И она слушала, как рядом ритмично вибрировала пружина морского прибоя. Зачарованная его чувственной увертюрой, она не сразу поняла, откуда возник этот белый шёлк, затрепетавший над ней подобно птичьему крылу. И только подняв голову, различила те таинственные омуты глаз. Они были совсем близко, так близко, что слились в один длинный тёмный провал. Парфянин протянул к ней свою узкую аристократичную ладонь, и Аня ощутила на запястье прохладный поцелуй металла. Это был настоящий браслет королевы: на цепочках из белого золота качались два ажурных конуса, вдетые друг в друга, а в центре композиции, отражая пурпурные лучи догорающего солнца, сиял крупный золотисто-чайный камень в форме капли. Топаз? Бриллиант?! Быстрой подножкой она опрокинула «гостя» на трепещущий шёлк, и вскоре белый парус всколыхнулся над обоими… Они не сказали друг другу ни слова – из их параллельного интеркурса не вышло дискурса о Парфии и Персеполе. Да и к чему слова, язык которых не знал ни один из них?.. – Бахиббик! – наконец ткнул в себя пальцем ликующий парфянин. – Бахиббик! – ткнул он и в Аню.
– Но-но, – отрицательно покачав головой, показала она на себя: – Ан-на! Анна! – Анна Бахиббик1! – возопил тот, тыкая в неё пальцем. – Бахиббик мут2! Продолжая выкрикивать ещё что-то на языке джиннов, юноша осыпал её дождём стоевровых купюр, но… ни одним поцелуем… Не умеет целоваться?.. Или в Парфии не принято?.. И уже другая, новой белизны одежда, вытянутая парфянином из складок одежды старой, долго колыхалась вокруг его удаляющихся щиколоток. На грани солнца и моря он обернулся и восторженно помахал обеими руками. «Бахиббик!? Наверное, его фамилия! Он примеряет свою фамилию к моему имени!» – ослеплённая догадкой, ликовала Аня. Ах, если и правда она будет его второй женой? Любимой женой!? Анна Бахиббик… И не нужны ей тогда никакие «америки»! Такие, как он, наверняка способны содержать целый гарем! А то, что он молокосос и неопытен в ласках… так это даже хорошо. Аня научит его целоваться! И засыплет Питер переводами для новорожденных внуковблизняшек Мартынчика и Факкея (ну, как назвали, так уж назвали… она, по крайней мере, была против…) Внучков, правда, увидеть ещё не довелось – они родились, когда бабуля уже уехала. Но сейчас кармашек её купальника, приобретённого перед самым круизом в секонд-хенде (большой секрет!), разбух от тысячи парфянских евро, которые скоро отправятся в Питер. Позже, мечтала Аня, она вытащит оттуда детей и внуков. И станет жить припеваючи. Из книг она знала, что у мусульман принято содержать даже бывших жён, так что будущее в очередной раз казалось ей обеспеченным. Она верила в свою Птицу Счастья! Только надо будет обязательно найти русско-парфянский словарь и выучить необходимое. К примеру: «Я тебя люблю», «Где я буду жить?», «Дай денег!». И непременно: «Давай ещё!»… Сквозь смеженные веки она уловила, как кто-то брякнулся рядом с ней на песок. Разглядела смоляной глаз, устремлённый… нет, не на её лицо, а куда-то в район ягодиц или талии. И угадала, чего хочет от неё этот мужчина с голым торсом, похожим на керамическую майолику, расписанную под шкуру ягуара, – забрать «заработанные непосильным трудом» серёжки и евро!!! «Моё, не дам!» – пронеслось в голове, и она рывком прикрыла кармашек парфянским одеянием.

1 АНА БАХИББИК (араб.): я тебя люблю 2 БАХИББИК МУТ (араб.): люблю тебя до смерти
И тут же узнала пришельца: это был ловец жемчуга с вчерашнего карнавала. Таня как раз ушла кататься на гидроцикле по вечернему морю, и Аня провела без неё чарующий часок. Ягуар, как окрестила она индейца, пел ей серенады и танцевал свои танцы под какие-то мультяшные звуки типа игрушечного пианино. Их выплескивали под ноги местные аналоги ксилофонов. Ах, нет! Вовсе не к кармашку, а к её губам тянулся золотистый Ягуар. «Очерёдность не всегда соблюдается с надлежащей строгостью», – отчего-то пришла на ум неуместная в данной ситуации цитата из «Алисы в Стране чудес», и ей стало жарко. Неотрывно глядя в манящие глаза Ягуара, она отпрянула. Он же с немым вопросом в глазах протянул ей розоватую жемчужину в раскрытой и ещё влажной раковине. Секунду поколебавшись, она протянула руку. Помешкав ещё немного, сунула вторую в карман парфянского одеяния, где должен был остаться презерватив. И где-то на границе её фантазий и яви всё снова понеслось галопом… Потом, когда мощь их энергий была загнана в самые недра её существа, она ощутила незнакомое прежде блаженство, которое только сейчас и вырвалось наружу. На прощанье Ягуар осыпал её сотней сказочных латинских поцелуев (но – увы и ах! – ни одним евро), дружелюбно кивнул и пошёл себе прочь сквозь пески, оглашая пляж серенадой. Ведь карнавал продолжался – сегодня мужчины праздновали свой «День притеснённых мужей». Вспомнив об этом, Аня вожделенно потянулась, – жаль, позволила Ягуару уйти так рано. Он ведь мог наловить ещё жемчуга! За камнем мелькнула долговязая тень, и Аня, быстро тронув кармашек (денежки и коробочка на месте), неспешно (вдруг придёт ещё кто-нибудь?) принялась одеваться. Увы, больше никто не пришёл, и она по-253668_145040122332661_937098012_nхозяйски свернула парфянское одеяние в рулон. Чудесный шёлк обязательно сгодится в хозяйстве. Хорошо, что парфяне носят свободный крой!

Галина Соколова, Элла Мазько — (с)

Украина — США

Картины — Николай Прокопенко (с)

Украина

 

 

14.04.2018

МИХАЙЛО БЛЕХМАН — письменник з Канади та його книга «Час. Кохання. Життя»

КНИГА ПРО ЖИТТЯ ТА КОХАННЯ ПИСЬМЕННИКА З КАНАДИ ВИЙШЛА В УКРАЇНІ

 

Книжкові новинки. «Час. Кохання. Життя» Михайла Блехмана з Канади.

БлехманУ київському видавництві «Український пріоритет» вийшла книжка прози «Час. Кохання. Життя» відомого українського письменника та літературознавця з Канади, головного редактора популярного журналу «Порт-Фоліо» Михайла Блехмана. Незабаром вона з’явиться в українських книгарнях, буде презентована на книжкових ярмарках та літературних толоках.

«Шановний читачу! Дуже вдячний тобі за те, що ти вирішив прочитати цю книгу. Вона – своєрідне підбиття підсумків моєї п’ятдесятирічної літературної роботи, – написав автор. – Я почав писати, коли навчався у восьмому класі феноменальної харківської школи № 49, коли мій Вчитель – Зоя Павлівна Коновалова – відкрила мені очі на художню літературу. Продовжив – під час навчання в Харківському університеті, де в мене були чудові вчителі, а найкращою та найяскравішою була Раїса Василівна Погорєлова.

Книга «Час. Кохання. Життя» складається з двох частин – романів «Відображення» й «Римські цифри» та збірки оповідань «Час збирати метафори». І романи, і оповідання – про моїх рідних, про час, який плине, але не минає, про любов і кохання, про мою незрівнянну Україну, про її міста, села, її великих людей – сподіваюсь, ви їх упізнаєте. А також – про інші країни, про моїх улюблених письменників та їхні великі твори. І їх ви впізнаєте, я теж на це сподіваюсь.

Я називаю мій літературний стиль «суб’єктивним реалізмом». Всі мої твори – абсолютно реалістичні, бо правдиві, але це – мій власний, суб’єктивний реалізм і моя власна правда. Справжня правда, а не казка, що її розповів сам собі, як висловився один з моїх персонажів. Дуже хочеться, щоб моя реальність стала і твоєю, читачу, тож прошу прийняти від мене більш ніж скромний подарунок – мої Час, Кохання, Життя.

Цієї книги не було б, якби не моя сім’я – дружина Надія, доньки Ольга та Марина. Я вдячний їм за те, що вони в мене є і завжди надихають мене на літературну працю, хоча й час від часу критикують – буває, що нищівно.

Дякую перекладачеві моїх романів Олегові Гончаренку, рецензенту Василю Слапчуку і редакторові оповідань Марії Гончаренко, авторові ілюстрацій Олексію Кузнєцову, видавцеві Володимирові Шовкошитному, а також моїм друзям Тамарі Алєксєєвій і Олексію Філімонову, які постійно мене підтримують добрим словом.

І, безумовно, дякую Сергієві Дзюбі, котрий запросив мене до Міжнародної літературно-мистецької академії України, вивів мене на український літературний простір.

Дякую всім моїм персонажам, більшість з яких навряд чи здогадуються, що вони з’явилися в моїх романах та оповіданнях. І серед них – ті, кого мені, дай, Боже, бути достойним: мої покійні мама й тато, бабусі та дідусі. Для мене вони – живі.

І ще маю надію, що колись мої онуки прочитають цю книгу. Бо саме для них я писав і пишу. Для моєї сім’ї – і для моєї України, якої теж, дай мені, Боже, бути достойним».

Пропонуємо вашій увазі відгук відомого письменника та літературознавця, Шевченківського лауреата Василя Слапчука на романи Михайла Блехмана, які увійшли до його нової книги «Час. Кохання. Життя».

ЗОШИТ, ЩО СТАВ КНИГОЮ

Художні зацікавлення письменника обумовлюють жанри, у яких він працює, а також визначають арсенал творчих засобів, необхідних для реалізації літературного замислу. Зазвичай прозаїки природно поєднують писання романів із писанням оповідань. Не кожен новеліст зважується замахнутися на роман, проте більшість романістів пробують себе на коротких дистанціях. Чимало письменників успішно реалізують себе одночасно в обох жанрах, однак нерідко прозаїк на оповіданнях лише відточує перо, щоб цілковито викластися і застосувати набуте вміння, працюючи над широким полотном роману. Наприклад, окремі критики розцінюють оповідання Набокова тільки як творчу лабораторію Набокова-романіста.

Михайло Блехман належить до письменників, для яких обидва жанри – абсолютно повноцінні. Складно сказати, якому з них він віддає перевагу. Було б хибно стверджувати, що Блехман-романіст виріс із Блехмана-новеліста, оскільки поетика його романів виразно відмінна від поетики оповідань. Джон Кері вважав, що Вільяма Голдінга (Кері був його першим біографом) більше цікавили ідеї, аніж люди. Це ж саме можна сказати про Блехмана-новеліста. У своїх оповіданнях, для яких характерна нарочита інтертекстуальність, письменник залучає читача до інтелектуальної гри, заманюючи його у літературний лабіринт, заселений знаменитими персонажами з творів світового письменства, котрі, власне, виконають ключову роль в оприявленні, облюбованих автором ідей, понять і смислів.

Володіючи постмодерністськими інструментарієм та прийомами, Михайло Блехман аж ніяк не просякнутий його бездуховною ідеологію і безперечно не належить до тих авторів, про яких говорить британський критик Джеймс Вуд: «Романи постмодернізму – це захоплюючі книги, чиї автори знають немислиме число речей: кращий рецепт приготування риби по-індонезійськи; особливості звучання тромбона; ринок ліків у Детройті; історію карикатури… але нічого не знають про предмет під назвою „людська істота”». Людина знаходиться в центрі письменницьких зацікавлень Блехмана-романіста, звичайна маленька (у сенсі відсутності героїчної біографії) людина з великої літери (зважаючи на те, з якою стійкістю та гідністю вона переживає перипетії своєї негероїчної, але багатостраждальної біографії).

Романи «Відображення» і «Римські цифри» складають дилогію. У центрі подій єврейська родина, яка у першому романі допіру формується – юні Клара і Самуїл тільки-тільки знайшли одне одного, чимало подій присвячено ретроспективі (біографіям головних героїв до знайомства) та історії їхніх родоводів. Роман «Відображення» починається невеличкою преамбулою, в якій автор розмірковує над рукописом (у формі зошита) щойно завершеного твору, якому бракує лише назви. «“Хто вирішив, що час іде?” – роздумував я, намагаючись не загубити головного сенсу віконного скла, здогадуючись, що, можливо, воно і мій роман – це взаємне відображення і усталеність двох різних абеток однієї первинної мови». Чимось його не влаштовує ця хода часу, якась вона легковажна, навіть зневажлива. За віконним склом принишкло місто, засипане снігом і зорями, місто, що відсвяткувало Різдво і готується зустрічати Новий рік (роман написаний у Монреалі). Чи мало б усе це сенс, якби не його зошит, запитує себе автор. «Я дивився повз мій зошит і думав, що, звичайно, він уже існував колись, тож мені треба було тільки віднайти його». Автор усуває шибку, простежує непевну і заплутану лінію, що позначає ходу часу, і втрапляє до початку свого роману, до міста (події роману розгортаються у Харкові), яке готується до Нового року, а вже потому, відсвяткувавши Новий рік, почне готуватися до Різдва… Він знаходить очима жінку на ім’я Клара, що вагітна ним, автором, яку супроводжує її чоловік, а його батько, Самуїл – вони добираються до пологового будинку, щоб наприкінці роману автор благополучно (на прикрість Ролану Барту) народився і отримав ім’я.

Американський письменник Генрі Джеймс писав: «Ми повинні визнати за романістом право на власну тему, власну ідею, власну даність». Всі ці три чинники знаходимо у власності Михайла Блехмана, він їх виносив, либонь, і вистраждав, врешті оприявнив у доволі розлогих творах, без озирання на літературну моду, кон’юнктуру, читацькі запити, думку колег… Ще Джордж Оруелл зауважив, що письменник постійно гризеться страхом – по суті, не перед суспільною думкою в широкому смислі цього слова, а перед оцінкою тієї групи, до якої належить він сам. Однак Блехман далекий від такого роду запобігань і цехової залежності. Письменник не міряється з товаришами по перу масштабами та актуальністю задуму, він апріорі визначає за собою згадане вище право, не потребуючи, від будь-кого жодних дозвільних віз чи резолюцій. Власну тему Михайла Блехмана можна окреслити як тему родинного кола (гнізда), але не в дусі епопей «Ругон-Маккарів» Еміля Золя або «Будденброків» Томаса Манна, чи, скажімо, «Справи Артамонових» Максима Горького. У цьому сенсі не спостерігається жодного натяку на бажання замахнутися на Вільяма, знаєте, нашого Шекспіра.

На відміну від оповідань, які суціль просякнуті інтертекстуальністю, романи Блехмана не мають зумисного вписування у літературний контекст, вони створені наче на рівному місці, на голому майданчику, що був розчищений від теорії та історії літератури, з якими автор, безперечно, знайомий не з чуток, – ніякого зв’язку, ніяких відсилань, ніяких алюзій та ремінісценцій. Зазвичай сімейні саги тісно впаяні у тло певної епохи, вони начебто покликані у рамках однієї родини (на її прикладі) показати усі віяння, збурення та потрясіння доби, коли якась сім’я (династія) виступає своєрідним вузлом, у який зав’язані час та простір – хронотопом, де, як правило, визначальним є час.

Безперечно, герої романів Михайла Блехмана також діють у контексті епохи (пригадується роман Едуарда Лимонова «У нас була велика епоха»), однак автор не схильний ідентифікувати цю епоху як велику, взагалі не знаходить потрібним приділяти їй уваги більше, ніж, скажімо, погодним стихіям. Звичайно ж, персонажі у різний спосіб виражають своє ставлення до часу, в якому живуть, але для них це даність, даність рекомендована, тому їхні почуття більш розкуті і відверті, коли йдеться про простір. Наприклад, вони щиро люблять своє місто, а з епохою лише змиряються, терплять її, як погану погоду. Письменник кожним словом, кожною літерою засвідчує, що не час є об’єктом його уваги і героєм його роману, а конкретні люди. Зазначена доба вже описана вздовж і поперек, а про цих людей здатний написати лише він – Михайло Блехман. Не тільки тому, що ці люди – його батьки, а тому, що вони достойні своєрідної реінкарнації, позаяк, будучи підвладні часові, не віддалися йому безмовно й безвольно, а жили із озиранням на вічність.

Як автор Блехман описує життя, яке близькі йому люди прожили наче роман, роман, котрий, за словами Новаліса, цілком і повністю повинен бути поезією: «Поезія, як і філософія, – гармонічне налаштування душі, коли все кращає, кожна річ набуває істинного вигляду, належного оточення і антуражу». Розуміється, антураж важливий, але тільки у тій мірі, наскільки він служить оприявленню образу істини, яку носять у собі герої романів. Цебто працювати доводиться на глибинних рівнях осягання із доволі крихкою і тендітною субстанцією. Мабуть, тому письменникові не притаманна образна буквалістика. Хоча він і не уникає світоглядного переосмислення історичних суспільних процесів, його явно більше приваблює художня, а не ідеологічна інтерпретація буття, імпонують не соціальні відносини, а індивідуальні людські колізії.

А що стосується власної ідеї Блехмана, то закономірно, що вона тісно пов’язана з темою, уважному рецензентові не складно було б сформулювати цю ідею, висотавши її саме з теми. Проте, мені здається, для цього не потрібний ні інструментарій, ані якісь технічні маніпуляції. Автор сам сформулював власну ідею в епіграфі-присвяті до роману «Відображення», яка звучить так: «Тим, кого дай, Боже, бути мені достойним».Цими ж словами, цим же реченням Михайло Блехман завершує роман.

«Я дивився на річку, відчуваючи себе капітаном нашого з ними незвичайного корабля, і думав про них, адже без них не було би ні мене, ні цієї ріки, ні цих книжок у шафі – ген тієї, у перламутровій палітурці, розгаданій з їхньою допомогою, і ген тієї, що стала для мене виправданням мого зошита.

Мого зошита, який перестав нарешті бути безіменним…

Мого зошита, який без них не перетворився б у найголовнішу для мене книгу – відображення не мною написаного рукопису.

Звичайно, не мною.

Ними.

Тими, кого дай мені, Боже, бути достойним».

Романи дилогії «Відображення» і «Римські цифри» – це спроба і спосіб наближення до тих, хто привів автора як людину у це життя, у цей життєпис, вписав його у зошит цього світу; і тепер він шукає їхнє відображення у собі, щоб зафіксувати їх як моральний критерій і орієнтир, найперше для себе, але не тільки – і для оприлюднення, оприявлення. Автор певний, що «улюблене фіолетове чорнило і не менш улюблені дзеркальні сторінки не підведуть мене». Він вірить у це. І ця його віра більша і вища від знання, оскільки продиктована любов’ю.

А любов…

У любові повинна відображатися лише любов.

Отака власна даність Михайла Блехмана.

Гюстав Флобер зізнавався, що фабула, інтрига роману йому зовсім байдужі: «Коли я пишу роман, я прагну передати колір, відтінок». Щодо Блехмана, то він також не надто дбає про інтригу, йому йдеться про те, щоб передати почуття, усі відтінки почуттів. Як романіст він прагне витворити такий порядок віддзеркалень та відображень (дійсність-текст-дійсність), щоб утворена система координат дозволила читачеві побачити знайомі речі й явища з цілком незнайомої точки зору. Що, як на мене, дає йому право розраховувати на власний успіх.

А ми, читачі, гадаю, повинні визнати за Михайлом Блехманом це право.

Василь Слапчук,

письменник, літературознавець

АССОЦИАЦИЯ «ГЛОРИЯ» ОТКРЫВАЕТ КОНКУРСНЫЙ СЕЗОН. ВОСЬМОЙ ГОД С ИМЕНЕМ ЭММАНУИЛА АРМАНА ДЕ РИШЕЛЬЕ

 

ПОЛОЖЕНИЕ

О МЕЖДУНАРОДНОМ МНОГОУРОВНЕВОМ КОНКУРСЕ

имени де РИШЕЛЬЕ СЕЗОНА 2018 года

в рамках культурологического проекта «Спаси и cохрани» 

(проводится с 1998 г.)

Ассоциации деятелей литературы и искусства Глория/GLORIA

 

  1. ОБЩАЯ КОНЦЕПЦИЯ

Гуманитарный проект разработан и осуществляется в целях возрождения и развития духовности, морали, культурных ценностей.

Основные направления культурологического проекта — выявление талантов, популяризация их в пределах компетенции, совместные дальнейшие гуманитарные проекты «Содружества GLORIA», публикации.

В восьмой раз проект проводится под эгидой памяти и под именем  герцога Эммануила Армана де Ришелье.

Проект осуществляется под патронатом региональных и местных органов культуры и искусства — в условиях открытых финалов и встреч — фестивалей.

 

ТЕМЫ-2018:

— Глория – понятие чести. В чем она проявляется?

— Национальная традиция, борьба и скрытые резервы творчества.

— Франция времен де Ришелье. «Мушкетеры» современности.

— Украина вчера, сегодня, завтра (в литературе, живописи,  музыке – проза, публицистика, эссеистика)

 

 

  1. НОМИНАЦИИ
  • Проза.
  • Поэзия
  • Публицистика
  • Миниатюры. Короткие пьесы
  • Живопись. Графика
  • Выставки
  • Декоративно-прикладное и ювелирное искусство
  • Фотоискусство
  • Музыкальное авторское произведение, исполнение, танец
  • Театральное искусство
  • Студии развития творческих способностей для детей и юношества
  • Кино
  • Авторская книга
  • Общественно-культурологические, благотворительные проекты
  • Олимпийские Литературные игры — Творческое многоборье

Участие в одной номинации. Для многопрофильных – номинация олимпийская.

 

4.СВЕДЕНИЯ ДЛЯ КОНКУРСАНТОВ

Допускается участие каждого претендента только в одной номинации.

Срок подачи заявок и конкурсных произведений – с 25 марта по 25 июля 2018 года.

Произведения литературы от участников принимаются на русском, украинском, немецком языках – оргкомитетом, на испанском – через представительство.

В жюри выдающиеся деятели литературы, искусства, средств массовой коммуникации, представительства выдвигают кандидатов в номинанты. Жюри имеет право присуждать не всех уровней дипломы и удовлетворять не все заявки представительств.

Жюри выставляет оценки по 10 балльной системе.

При представлении произведений на конкурс прилагается заявка с названиями темы и номинации — в одном файле, где также указаны:

— Сведения о публикации, проекте, фотографии картин (если были опубликованы — выходные данные). В блоке фотографий размещаются данные об авторе в одном файле. Возможны фототаблички с данными автора.

— Сведения об авторе:

  1. Фамилия, имя, отчество, страна проживания, город.
  2. Краткая биографическая справка (до 500 знаков).
  3. Согласие конкурсанта с условиями настоящего Положения, а также с безгонорарной публикацией конкурсной работы (в т.ч. в печатном и электронном виде). При невозможности открытия файла, отправка должна быть повторена участником по указанию оргкомитета.
  4. Почтовый и/или электронный адреса, иные контактные данные (по желанию) — вместе с произведениями в одном файле.
  5. Заявка в произвольном виде.

Передача третьим лицам исключена.

Неправильно оформленная заявка, несоблюдение правил Положения в части предоставления текстов, несоблюдение объемов/количества конкурсных произведений являются основанием для отказа в регистрации и недопуска для участия в конкурсе.

Требования к конкурсным произведениям – по отдельным номинациям.

  1. Малая проза, драматургия: одноактная пьеса или пьеса в сокращенном варианте, рассказы, новеллы, эссе (до 20 000 знаков с пробелами). Допускаются неопубликованные или опубликованные (не ранее 2016 года) произведения, не представленные на другие конкурсы.
  2. Поэзия: до 140 строк.
  3. Публицистика – без особой регламентации (до 3х статей — ссылок на них ).
  4. Живопись, графика: 5 фотографий картин или буклет, каталог произведения и описание техники исполнения.
  5. Выставка: описание, исходные данные, 3 фотографии

6.Скульптура, декоративно-прикладное искусство: 3 фотографии или буклет, каталог и описание.

  1. Фотоискусство: от 3-х фотографий в формате jpg размером не менее 300 килобайт каждая, альбом или СD.
  2. Музыкальное авторское произведение, исполнение, танец: запись на CD. Примечание: запись на YouTube не принимается.
  3. Кино: авторское видео, клипмейкерство.
  4. Авторская книга: выпуск не ранее 2014 года, с двумя страницами текста для дальнейшей безгонорарной публикации на сайте или в антологии.
  5. Общественно-культурологические, благотворительные проекты: резюме, ссылки на публикации (не более двух) и 2-3 фотографии, или сайт. Обязательно резюме о деятельности в период 2016-2018 гг.
  6. Олимпийские Литературные игры — Творческое многоборье: тексты по условиям номинаций, с указанием номинации (поэзия, проза, драматургия и пр.), многообразность (литература, живопись, графика, фото, кино…) Примечание: награждаются по пять лауреатов.
  7. ОСОБЫЕ УСЛОВИЯ:
  • Произведения не должны содержать призывы к разжиганию войны и национальной розни, ненормативную лексику.
  • Произведения не рецензируются. Тексты и фотографии высылаются обязательно в два электронных адреса одним файлом:

glorianalan@gmail.com

interakademielik@gmx.de

 

6.НАГРАЖДЕНИЕ

Дипломы получают Победители конкурса и звание лауреата Ассоциации деятелей литературы и искусства Глория (трех верхних уровней) и Международного многоуровневого конкурса имени де Ришелье (культурологического проекта «СПАСИ И СОХРАНИ» к его 20-летию) с в открытых финалах и встречах в номинациях различных уровней-степеней:

«Бриллиантовый Дюк»,

«Алмазный Дюк»,

«Изумрудный Дюк»

«Платиновый Дюк»,

«Серебряный Дюк»,

«Жемчужный Дюк»,

«Хрустальный Дюк»

Диплом года в единственном экземпляре в наиболее массовой номинации – «Золотой Дюк».

Почетные Дипломы и Сертификаты Литературных премий вручаются лауреатам на фестивалях, встречах и при особых условиях, по решению Оргкомитета.

Жюри и оргкомитет имеют право присуждать Специальные отличия, награды, дипломы памяти выдающихся деятелей литературы и искусства.

Почетные Списки лауреатов проекта публикуются в альманахах проекта, на сайтах ассоциации, в антологии или другой информационной системе, направляемой в библиотеки, Книжные палаты, музеи, архивы, салоны.

  1. ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Магистры —  Мастера и Советники, члены жюри и представители в непрофильных номинациях могут принимать участие в конкурсе на общих основаниях.

В составе Международного жюри и Консультантов проекта – видные деятели литературы и искусства, журналисты, представители с правом приглашения консультантов.

Почетный Председатель жюри (согласно предварительной договоренности — навечно) –

Кирилл Владимирович Ковальджи + 

сопредседатель – Елена Ананьева (автор идеи, учредитель, организатор-координатор).

Подведение итогов.

В течение года проводятся ПЕРИОДИЧЕСКИ выборы лучших из лучших, «Личность года», с публикацией на сайте, награждения, встречи, арт-фестивали «Паруса Глории», «БРИЛЛИАНТОВЫЙ ДЮК», Поэтический турнир СЛЭМ с вручением Диплома «Золотой Парнас в…», «Театр-рейсы»,  развитие «Академии ЛИК» и ее Е-Журнала «АКАДЕМИЯ ЛИК», Театра-студии «ЛИК», постановка совместного спектакля, киносъемки, демонстрация фильмов-лауреатов, написание обзорных статей, к которым привлекаются все, особенно  представители в регионах.

Открытый финал конкурса, чествование победителей – в сентябре 2018 г., в Одессе. Возможно и в других городах.

Книги и альбомы на конкурс передаются или отправляются по адресу, указанному в личной переписке или на презентациях.

За результатами конкурса участники и лауреаты следят самостоятельно!

Желательно распространять далее информацию и принимать активное участие в проекте, освещении итогов, поддержке, продвижении.

Проект некоммерческий.

Приглашаются меценаты, дизайнеры, волонтеры — для развития проекта и его наградной составляющей. Имя каждого мецената вписывается в «Золотой список-летопись».

Мы несем Позитив в мир!

Наши девизы «Вместе мы можем больше!»

«Один за всех и все за одного!»

 

  1. КОНТАКТЫ:

Главные Управления международного Оргкомитета в Одессе и Франкфурте-на-Майне.

Евгений Лукашов, Олег Дрямин, Александр Галяс, Гарри Перельдик.

Вокально-музыкальный фестиваль Академии талантов “ЛИК”

–      Евгений Лукашов,  Одесса – Франкфурт.

Художественный руководитель Финала Международного многоуровневого конкурса имени де Ришелье — Ассоциации деятелей литературы и искусства Глория — Евгений Женин, Одесса.

Видео Центр Глория и Арт-Фестиваль «Бриллиантовый ДЮК» — Елена Ананьева, Сэм Чубатый, Сергей Тарасов

Консультанты :

Богдан Сушинский, Гарри Перельдик — Одесса, Украина

Эльмара Фаустова, Москва, Россия

Леонид Рассадин — Новая Зеландия

Андрей Рассадин — Австралия

 

Международные представительства:

Эдуард Амчиславский, Нью-Йорк, США

Алекс Клас, Сан-Франциско, США

Михаил Блехман, Монреаль, Канада

Петр Шидывар, Париж, Франция

Александр Ошер-Штейберг, Юрий Табачников, Израиль

Евгений Букраба, Мадрид-Марбелья, Испания, Республика Беларусь

Райнхард Ауэр, Александр Лайтнер, Вена, Австрия

Наталия Мазаник, живопись, Сергей Берсенев, литература, Москва,

Алла Дробот, АТР — Владивосток-Уссурийск, Россия

София Никитина, Таллинн, Эстония

Татьяна Кайзер, Берлин, Германия

 

Франкфурт-на-Майне, Германия и другие страны –

Елена Ананьева,

президент международного многоуровневого конкурса имени де Ришелье

http://www.facebook.com/ananyeva

http://www.facebook.com/groups/144099188971415/

«Содружество деятелей литературы и искусства Глория»,

сайт «Международный конкурс имени Дюка де Ришелье» http://www.facebook.com/duk

сайт «Freundschaft-BrückeGloria“ в фейсбуке – в документах или записках находятся списки и Положение.

 

Контакты:

Творческие работы просьба высылать в оба адреса (в Ваших интересах)!

glorianalan@gmail.com

interakademielik@gmx.de

 

Желаем всем успехов!21641693_10210211804954963_2120785765_n183084_159870120849661_1881019412_nFB_IMG_1454159867512.jpgimg78011870635_937667739603133_1245237067201238235_nOKV_6728.jpg

Картины Петр Шидывар, Николай Прокопенко, Давид Беккер, Евгений Сивоплясов, логотип —  Юрий Дьячук, Алекс Клас23032549_1878327549149990_787676611690374328_n

2018 год

Украина — Германия

 

ЛЕОНИД РАССАДИН: Водопады Виктории — чудо света

ИНФО ОТ РЕДАКЦИИ: «Водопад Виктория находится в Южной Африке на реке Замбези на границе Зимбабве и Замбии. Он не является самым широким и высоким в мире, но классифицируется как наиболее большой по соотношению ширины и высоты. Ширина равна 1708 метров, а высота равна 108 метрам. Это в 2 раза выше Ниагарского водопада и почти вдвое шире водопада Подкова. По высоте и ширине с африканским чудом соперничают только водопады Игуасу Бразилии и Аргентины.»

 

    ЛЕОНИД РАССАДИН:  ВОДОПАДЫ ВИКТОРИЯ – ЧУДО СВЕТА     

     Download (13)thumbnail (1) РАССАДИН

ЛЕОНИД РАССАДИН

Отдушиной для меня, волею судеб оказавшегося в «горячих точках» мира,  стали командировки с кинооператором Александром Арбузовым в страны Африки. Вот уж действительно экзотика! Судан, Эфиопия, Танзания, Мадагаскар, Маврикий, Кот-д’Ивуар. Каждая из них достойна отдельного повествования. Но вот поездка в Замбию и Зимбабве – история особая. Прежде всего потому, что мы снимали там знаменитые водопады Виктория. Наш фильм об этом удивительном буйстве природы был показан по Центральному телевидению  в передаче Юрия Сенькевича «Клуб кинопутешествий».

Если бы древние греки или римляне две тысячи лет назад увидели водопады Виктория, они, несомненно, причислили бы их к чудесам света. Первым из европейцев эти водопады увидел Давид Ливингстон, знаменитый шотландский исследователь «черного континента». Произошло это в 1855 году. Он назвал их в честь королевы Виктории. Местное население называет эти водопады Моси оа-Туньа («Гремящий дым»). Сами они находятся с двух сторон границы между африканскими государствами – Замбией и Зимбабве. Внизу  протекает река Замбези. Через ущелье перекинут железнодорожный мост. Вначале мы вели съемки с замбийской территории. А затем, спустя несколько дней, перелетели в Зимбабве, чтобы продолжить съемки на соседней территории. Перейти пешком через мост нам не разрешили. Таковы были тогдашние, в 1985 году, африканские политические реалии. Но в кино при монтаже фильма проще. Можно в течение нескольких секунд перенестись из одного места в другое, минуя государственную границу. Захватывающее дух зрелище!

Общая ширина водопадов Виктория — 1708 метров. Максимальная высота – 103 метра. Мы побывали в этом районе в октябре. В Южном полушарии это разгар весны! Воды здесь после «сухого сезона» всегда меньше. Своего «пика» водопады Виктория достигают осенью. После периода проливных дождей в местах далеко вверх по течению реки Замбези. Бывают отдельные дни, когда здесь ежеминутно сбрасываются до 550 миллионов литров воды. Подобного мы в октябре не увидели. Зато нашему кинооператору удавалось дойти почти до кромки ущелья, чтобы с головокружительной высоты сделать потрясающие по красоте съемки бушующих водопадов Виктория. Но и эти кадры доставались нелегко. Во время подобных съемок я ложился лицом вниз на пропитанную водяной пылью травянистую почву. Удерживал Александра за ноги. Земля здесь  скорее напоминала очень скользкий каток!

Еще сто лет с небольшим назад район водопадов Виктория был богат животным миром. Вот что писал в 1875 году чешский исследователь Южной Африки Эмиль Голуб:

«На обоих берегах Замбези встречаются львы, леопарды, носороги, слоны, зебры, буйволы, лосиные антилопы, газели и жирафы. На южном берегу пасутся страусы, а в самой реке – множество бегемотов»

Мы побывали в Национальном парке Замбии, заповеднике для животных, что неподалеку от водопадов Виктория. Здесь собраны многие, в том числе редкие виды животных. В сопровождении местного гида исколесили на стареньком «лэндровере» десятки километров. Но услышав шум мотора, животные сразу разбегались в разные стороны. Оказалось, что в машине практически отсутствовала выхлопная труба. В создавшейся ситуации наш кинооператор Александр Арбузов принимает единственно правильное решение. Хотя и весьма рискованное. Мы отправляемся на «поиски» пешком. И нам явно сопутствовала удача. Сняли редчайший экземпляр – белого носорога! Несмотря на медлительность движений, животное это весьма агрессивное. Приближаться близко к нему очень опасно. Как назло, носорог никак не хотел поворачиваться в сторону кинокамеры. Всё же в результате длительного «общения» с ним, разумеется, на некотором расстоянии, нашему оператору удалось запечатлеть его. Правда, в профиль.

Для множества гостей, приезжающих в район водопадов Виктория с замбийской стороны, всё спланировано до мельчайших деталей. И мы вместе с туристами отправляемся полуторачасовой «круиз» по реке Замбези на кораблике «Макумби». Главная задача – поснимать бегемотов. А их, как нас предупредили, не всегда удается даже  увидеть. Волнений у всех предостаточно. Отвлекает внимание лишь задорные африканские мелодии, громко доносящиеся до туристов через судовые динамики. К концу прогулки по реке Замбези мы всё же заметили вдали несколько бегемотов. Были они явно не в настроении, предпочитая в это предзакатное, еще жаркое время суток, особенно не высовываться из воды. А вот на одном из островков, к которому причалила «Макумби», нам охотно позировала обезьяна со своим малышом.

 

Леонид Рассадин, журналист-международник,

публицист

 

 

Главный редактор — Елена Ананьева

13. 03. 2018